Развернутый комментарий к определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 17.09.2019 № 305-ЭС19-8975 // Вестник экономического правосудия РФ, номер 7, 2020.

В статье разбирается вопрос о том, какое влияние на ответственность директора перед компанией оказывает одобрение его действий со стороны участников (акционеров). Автор на примере комментируемого определения анализирует подходы, складывающиеся в российской судебной практике по этой проблематике, и сравнивает их с решениями, имеющимися в зарубежных правопорядках.

Известно, что интересы компании и участников, в т.ч. мажоритарных, могут различаться. Поэтому вопрос в том, насколько правильно допускать одобрение действий директоров участниками-мажоритариями, если это может противоречить интересам компании по заявлению миноритарных участников. Если путем одобрения мажоритарными участниками неправомерных действий директора причиняется вред компании, то миноритарии должны иметь право требовать возмещения убытков мажоритариями.

Для Казахстана проблема надлежащего исполнения директорами своих обязанностей является актуальной. Также в связи с тем, что директора назначает мажоритарный участник, а значит директор готов поддерживать действия мажоритарного участника, даже неправомерные. Поэтому нужно согласиться с подходом комментируемого определения СКЭР – директор должен автономно оценивать правильность решений участников для защиты интересов компании. Здесь от директора требуется применение разумного подхода, а именно применения правила о бизнес-суждении (Business Judgement Rule).

Этим как раз объясняется и необходимость введения обязанности директора требовать признания решения общего собрания участников недействительным, если этим решением ущемляются интересы компании. Этот вопрос мы обсуждали на прошлом заседании ЭГ.

Статья актуальна, но не со всеми ее положениями можно согласиться. Так, общим правилом, несмотря на доводы автора, все-таки должна быть ответственность директора, независимо от одобрения участников. Не поддерживаю также точку зрения автора о том, что если одобрение, данное предшествующим акционером, освобождало директора от ответственности, то оно должно связывать и любого последующего акционера. И новый, и предыдущий участники обладают обязанностью не действовать против интересов компании. Поэтому предъявление требований новым участником к старому директору за нарушения в период предыдущего участникам является обоснованным.

Вместе с тем, статья является интересной, поэтому ряд актуальных положений из нее я хочу представить аудитории.

«СКЭС не согласилась с доводами Девятого ААС об освобождении директора от ответственности ввиду наличия одобрения со стороны акционеров. В обоснование своей позиции судьи ВС РФ привели следующие аргументы:

– «решения общего собрания акционеров, содержащие согласия на совершение сделок, сами по себе не являются основанием для безусловного их исполнения единоличным исполнительным органом общества, который обладает неотъемлемой автономией в принятии непосредственных решений о совершении сделок»;

– даже если бы устав КР наделял общее собрание акционеров полномочиями по даче обязательных указаний в адрес директора, «лицо, осуществляющее полномочия единоличного исполнительного органа, вправе не выполнять указания, содержащиеся в решениях общего собрания акционеров, если это принесет вред интересам общества, поскольку наличие указаний общего собрания акционеров не освобождает такое лицо от обязанности действовать добросовестно и разумно»;

– «единоличный исполнительный орган не может ссылаться на то, что он действовал во исполнение решения общего собрания, поскольку оценка в ходе управления обществом, насколько те или иные действия выгодны для общества и не причинят ли они вреда, составляет часть его обязанностей»;

– СКЭС, прямо сославшись на п. 7 постановления № 62, повторила тезис о том, что сам по себе факт одобрения действий директора решением коллегиальных органов юридического лица, а равно его учредителей (участников), не является основанием для освобождения его ответственности, «поскольку директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно»…

Лишь в малом числе юрисдикций прямо допускается включение в устав положений, заранее ограничивающих ответственность директора (такие ограничения обычно в любом случае не исключают ответственность за умышленные нарушения)…

Ст. 93 (4) Закона Германии об акционерных обществах исключает ответственность директора, если тот действовал на основании законного решения акционеров…

Ex ante одобрение со стороны акционеров освобождает директора от ответственности также в Бельгии, Греции, Латвии, Люксембурге, Португалии, Словакии, Словении, Швейцарии и Эстонии (обычно с оговоркой, что такое одобрение должно быть действительным)…

В ряде стран акционеры могут ex post отказаться от требований к директору, но только при одновременном соблюдении следующих условий: а) решение должно быть принято квалифицированным большинством (Австрия — 80%; Германия — 90%; Греция — 80%; Испания — 90%; Италия — 80% (95% для публичных корпораций); б) должен пройти значительный срок с момента возникновения требований к директору (Австрия — 5 лет (но требование о сроках не применяется, если решение было принято единогласно), Германия — 3 года…

Даже если акционеры решили освободить директора от ответственности (в том числе единогласно), кредиторы сохранят возможность потребовать возмещения причиненных убытков, например в случае банкротства корпорации, если директор заключает явно невыгодные сделки (прикрываясь решением акционеров)…

В отличие от директора, акционеры вправе принимать во внимание в первую очередь собственные личные интересы, а не только интересы корпорации (что еще раз подтверждает неверность тезиса о том, что стандарты, установленные в постановлении № 62, могут быть без каких-либо изъятий распространены на акционеров). Это, в свою очередь, порождает одну из ключевых проблем корпоративного права (которая различным образом решается в разных юрисдикциях) — нахождение баланса между правом акционера заботиться о собственных интересах и защитой интересов (а) корпорации и (б) остальных акционеров…

Если же речь идет не об акционере вообще, а о лице, имеющем возможность определять условия деятельности корпорации (п. 3 ст. 53.1 ГК), то к нему подлежат применению иные стандарты ответственности. Такое лицо обладает той же степенью контроля над обществом, что и формальный директор, а потому, будучи де-факто директором, должно нести такие же (или крайне схожие) фидуциарные обязанности».

Аскар Калдыбаев
27/10/2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню
Translate »