Вышел очередной основательный анализ, посвященный вопросам оценки фиктивных операций налоговыми органами

  1. Главная
  2. Публикации и обзоры по корпоративному праву
  3. Вышел очередной основательный анализ, посвященный вопросам оценки фиктивных операций налоговыми органами

Недавно вышел очередной основательный анализ коллег, посвященный вопросам оценки фиктивных операций налоговыми органами. В статье «Фиктивные операции: налоговое администрирование, проблемы и новые подходы» Айгуль Кенжебаева, Daniyar Toigonbaev, П. Цаканян и М. Каминская осветили актуальные проблемы.

Авторы со ссылками на конкретные нормы законодательства и путем приведения судебной практики аргументированно показывают необходимость корректировки сложившейся практики применения законодательства в целях защиты добросовестных налогоплательщиков.

Как можно увидеть далее из анализа, вопрос в большей мере касается применения законов судами, а не качества самих законов. Получается, что суды легитимируют незаконные действия налоговых органов, направленные на подрыв национальной безопасности.

В результате страдают интересы добросовестных налогоплательщиков, которые остаются наименее защищенными. Тогда как именно от позиции судов зависит уверенность компаний в своей защите, их благополучие, а значит и благополучие страны в целом.

Такие ситуации еще больше подталкивают к необходимости создания системного и постоянного диалога между экспертным сообществом и судами на общей площадке. Необходимо создание отраслевых правовых советов, которые могли бы проводить анализ актуальных вопросов и предлагать судам свои независимые экспертные рекомендации. Как следствие, ожидается качественное улучшение выносимых судебных решений, ограничение незаконных действий гос. органов.

С учетом значительного объема статьи, я хотел бы привести из нее отдельные положения, которые я считаю важными для оценки соответствующих проблем и их решения.

— Игнорируя специальные нормы, регулирующие вопросы исключения Вычетов [по КПН] и Зачета [НДС] по Фиктивным операциям, налоговые органы и суды «обходят» установленное законом требование о том, что исключение Вычетов и Зачета по Фиктивным операциям может быть произведено лишь при наличии вступившего в законную силу судебного акта (либо постановления органа уголовного преследования о прекращении досудебного расследования по нереабилитирующим основаниям), который устанавливал бы заявляемую налоговым органом фиктивность операции.

— При рассмотрении жалоб на уведомления по результатам камерального контроля суды не проверяют обоснованность таких уведомлений по существу (чтобы не предрешать результаты будущей налоговой проверки) — тем самым превращая судебное разбирательство в пустую формальность.

— Для исключения риска «блокировки» счетов, которая остановит хозяйственную деятельность налогоплательщика, он вынужден «добровольно» исполнить уведомление по результатам камерального контроля путем подачи корректирующих деклараций и уплаты сумм, указанных в уведомлении.

— На текущую дату отсутствует нормативно установленный перечень (исчерпывающий либо неисчерпывающий) обстоятельств, которые в совокупности или в отдельности должны быть установлены для признания сделки фиктивной и, соответственно, недействительной.

— Имеющаяся судебная практика не позволяет системно уяснить подходы, используемые судами, понять стандарты, выработанные в судебной практике, относительно признания недействительными сделок по причине их фиктивности и, наоборот, предмета доказывания действительность сделки ее участниками.

— В большей части судебных актов суды не анализировали и не давали какой-либо оценки тому, проводилась ли до подачи налоговыми органами иска о недействительности сделки проверка (в уголовном либо административном порядке) наличия в действиях контрагента налогоплательщика состава уголовного либо административного правонарушения в связи с выпиской фиктивных счетов-фактур.

— Учитывая, что выписка фиктивного счета-фактуры влечет уголовную либо административную ответственность, мы считаем, что, если налоговые органы заявляют о фиктивности счета-фактура и обосновывает этим свое требование о признании недействительной сделки, по которой был выписан такой счет-фактура, то надлежащим доказательством заявляемой налоговым органом фиктивности счета-фактуры может быть лишь установление данного факта в уголовном либо административном порядке.

— Перекладывание на гражданское судопроизводство функции по установлению обстоятельств, которые должны доказываться в рамках расследования уголовного либо административного правонарушения, по нашему мнению, не соответствует закону.

— Согласно пп.2 ст.264 и пп.4 ст.403 НК РК, даже в случае признания недействительной регистрации (перерегистрации) контрагента (по причине того, что учредитель (участник) контрагента не имеет отношения к его созданию (перерегистрации)), должна быть доказана фактическая беспоставочность операций налогоплательщика с таким контрагентом.

— Некоторые суды «пошли дальше» и считают, что признание недействительной регистрации (перерегистрации) контрагента (по причине того, что учредитель (участник) контрагента не имеет отношения к его созданию (перерегистрации)) должно автоматически предоставлять налоговым органам право исключать не только из зачета по НДС, но и из вычетов по КПН соответствующие суммы по операциям налогоплательщика с таким контрагентом, без учета того, было ли фактическое выполнение работ, оказание услуг, отгрузка товаров либо нет.

— Последствием признания недействительной регистрации юридического лица в связи с допущенными при его создании нарушениями законодательства, которые носят неустранимый характер, является ликвидация такого юридического лица. При этом гражданское законодательство не предусматривает в качестве последствия признания недействительной регистрации юридического лица презумпции автоматической недействительности сделок, совершенных с таким юридическим лицом. Соответственно, для целей исключения у налогоплательщика Вычетов и Зачета по операциям с таким юридическим лицом должна быть также доказана беспоставочность операций налогоплательщика с данным юридическим лицом.

— Имеется достаточно обширная судебная практика, где суды, в отсутствие вступившего в законную силу судебного акта (либо постановления органа уголовного преследования о прекращении досудебного расследования по нереабилитирующим основаниям), которым бы устанавливался соответствующий факт, заявляемый налоговым органом, являющийся основанием для исключения Вычетов и Зачета, соглашаются с решением налогового органа об исключении Вычетов и Зачета по причине заявляемой налоговым органом фиктивности операций.

— В последнее время наблюдается изменение практики Верховного суда РК в данном вопросе, так как в целом Верховный суд РК начинает поддерживать положения налогового законодательства, отменяются решения налоговых органов об исключении Вычетов и Зачета.

— Если по результатам камерального контроля налоговый орган выявляет лишь признаки сомнительности операций (например, установленные по отчету «Пирамида по поставщикам» расхождения по непосредственным поставщикам и поставщикам на различных уровнях), то он не может выставлять уведомление об устранении нарушений, выявленных налоговыми органами по результатам камерального контроля, а должен направить материалы в соответствующий орган для принятия решения о возбуждении производства по уголовному делу по ст. 216 УК либо должен возбудить производство по делу об административном правонарушении по ст. 280 КоАП.

— Камеральный контроль превращен налоговыми органами из процедуры, целью которой является предоставление налогоплательщику права самостоятельного устранения нарушений, в схему, направленную на лишение налогоплательщика права на судебную защиту.

— Налоговые органы и суды зачастую придерживаются «концепции окончательного получателя товара», при которой все проблемы в цепочке поставок товаров (работ, услуг) перекладываются на платежеспособных налогоплательщиков.

— При таком подходе, налоговые органы, не оспаривая реальность осуществления хозяйственной операции с контрагентом, подтвержденной первичными документами, ограничиваются выводами о недостоверности таких документов, основанными, например, только на предположении о том, что указанный контрагент не мог поставить налогоплательщику указанный товар.

— Логика налогового органа ясна и понятна — поскольку от недобросовестных налогоплательщиков практически невозможно получить возмещение налоговых потерь, причиненных бюджету, налоговые органы перекладывают проблему на «здоровую голову» добросовестных налогоплательщиков, находящихся выше в цепочке поставок товаров (работ, услуг) и которые в принципе не знают о наличии недобросовестных компаний в такой цепочке.

— Основной проблемой в этой части мы видим полное игнорирование налоговыми органами (а также в определенных случаях и судами) презумпции добросовестности налогоплательщика при доказывании фиктивности (беспоставочности, бестоварности) операций.

Ссылка: https://online.zakon.kz/m/Document/?doc_id=32847880&fbclid=IwAR39jkRAHfzYYnmdQIqdsCw4IxUAaXWcr7TMOncnZXvVilzPFvP8E4SLRTs

Аскар Калдыбаев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню
Translate »