Досжанов Жаксылык Балтабекович

К.ю.н., доц. Евразийской Юридической Академии им. Д.А.Кунаева

Субсидиарная ответственность должностных лиц

Верховный суд Республики Казахстан определил субсидиарную ответственность (далее – «СО») должностных лиц должника как ответственность за неисполнение отдельных обязанностей должностным лицом, которая является самостоятельным видом СО и наступает независимо от того, привели ли действия его учредителя (участника) или собственника его имущества к банкротству должника по смыслу нормы, предусмотренной пунктом 3 статьи 44 ГК, а также не требует установления обстоятельств, необходимых для решения вопроса о взыскании убытков, а именно: наличие вреда, противоправность действия (бездействия), которыми причинен вред, причинная связь между действием (бездействием) и наступившим результатом (вредом), вина причинителя вреда. Данная СО нацелена на обеспечение надлежащего исполнения должностными лицами должника отдельных обязанностей и направлена на защиту прав и законных интересов лиц, участвующих в процедурах реабилитации и банкротства [1].

С таким определением безусловной ответственности нельзя согласиться, хотя бы по причине обязательности установления вины должностного лица в неисполнении обязанности или убытков, которые являются основным условием привлечения к СО по данному основанию. К примеру, должностное лицо не смогло исполнить обязанности по передаче имущества банкротному управляющему по причине болезни, или кредиторская задолженность полностью погашена за счет имущественной массы должника, соответственно, отсутствует основание привлечения к СО убытков.

Субъектом данного вида СО являются должностные лица.

Согласно пп.20) ст.1 «О реабилитации и банкротстве» (далее — Закон), должностными лицами признаются: член совета директоров акционерного общества, руководитель (заместитель руководителя) юридического лица — должника, а также иное лицо, входящее в коллегиальный исполнительный орган юридического лица, наделенное постоянными или временными полномочиями по управлению юридическим лицом, главный бухгалтер юридического лица — должника, а равно иное лицо, временно исполняющее его обязанности.

Отметим, что данное определение не идентично определениям должностных лиц, приведенным в Законе о товариществах и в Законе об акционерных обществах, являющиеся основными специальными законами, регулирующими наиболее распространенные организационно-правовые формы юридических лиц.

Закон об АО также, как и Закон о товариществах, не рассматривает в качестве должностного лица  заместителя руководителя (исполнительного органа) юридического лица, если такой заместитель, допустим, не является членом коллегиального исполнительного органа, а также главного бухгалтера юридического лица или иное лицо, временно исполняющее обязанности главного бухгалтера (пп.20) ст.1 Закона Республики Казахстан от 13 мая 2003 года № 415-II «Об акционерных обществах» (далее – Закон об акционерных обществах) и п.2 ст.41 Закона о товариществах).

При этом в Законе о товариществах должностными лицами товарищества признаются члены наблюдательного совета, которые не признаются Законом, как должностные лица. Соответственно, выпадают из круга лиц, которые могут быть привлечены к СО в рамках процедуры банкротства.

Учитывая объем и значение функций наблюдательного совета, представляется верным признать должностными лицами в рамках Закона – членов наблюдательного совета. Тем более согласно п.6 ст.57 и п.4 ст.52 Закона о товариществах за убытки, причиненные товариществу с ограниченной ответственностью и третьим лицам вследствие ненадлежащего осуществления наблюдательным советом товарищества контроля за деятельностью его исполнительного органа, в том числе за убытки, которые понесли третьи лица вследствие несостоятельности (банкротства) товарищества, вызванной ненадлежащим осуществлением членами исполнительного органа управления товариществом, члены наблюдательного совета несут субсидиарную с товариществом ответственность.

Приведенные выше положения указывают на несогласованность норм Закона о товариществах и Закона, которую необходимо устранить. На сегодня учитывая невозможность привлечения к СО членов наблюдательного совета в рамках Закона, можно предположить, что члены наблюдательного совета могут быть привлечены к субсидиарной ответственности за убытки, причиненные товариществу и третьим лицам вследствие ненадлежащего осуществления контроля за деятельностью его исполнительного органа, за исключением случаев возникновения убытков, которые третьи лица понесли вследствие несостоятельности (банкротства) товарищества.

Закон является специальным нормативным правовым актом, нормы которого должны иметь превалирующее значение в регулировании отношений, складывающихся в процедуре банкротства. Но в любом случае должно быть единообразие. Ведь установление должностных лиц в законах о юридических лицах предполагает выполнение указанными лицами определенного объема значимых функций, для чего они и наделяются соответствующими полномочиями и, соответственно, должны привлекаться к ответственности за нарушения, которые привели к банкротству. Закон должен быть логическим продолжением положений законов о юридических лицах и регламентировать процедуры и нормы, связанные с нарушениями должностных лиц, которые привели к неплатежеспособности предприятия.

На основании вышеизложенного считаем, что положения о должностных лицах, указанные как в Законе, так и в Законе об акционерных обществах, и в Законе о товариществах, требуют изменений и дополнений. В частности, в дефиниции должностных лиц, предусмотренной в Законе, предусмотреть в качестве должностных лиц помимо прочих членов наблюдательного совета, а в Законе о товариществах и в Законе об акционерных обществах заместителя руководителя и главного бухгалтера. Хотя считаем спорным безусловную СО заместителя руководителя.

Ответственное должностное лицо как субъект СО в процедуре банкротства в соответствии ст.11 Закона должно выявляться с учетом его функционала и возможностей исполнения обязанностей, за неисполнение которых и предусматривается СО согласно ст.11 Закона. Если должностное лицо ни по закону, ни по внутренним документам должника не имеет обязанностей, то и привлечение к СО за неисполнение этих обязанностей не представляется логичным и правильным.

Заместитель руководителя и другие члены коллегиального исполнительного органа должны привлекаться к СО только при наличии возложенных на них обязанностей, неисполнение которых влечет СО. С учетом изложенного, по заместителю руководителя удачным представляется формулировка – временно исполняющий обязанности руководителя, по аналогии с временно исполняющим обязанности главного бухгалтера.

Касательно субъектов ответственности также считаем несправедливым указание в качестве лиц, привлекаемых к ответственности, только должностных лиц, т.к. в отдельных случаях невозможность выполнения обязанностей, указанных за должностными лицами, может быть связана с ограничениями и запретами вышестоящих органов должника. К примеру, в нашей практике встречались случаи, когда директора должника были заняты в производственной деятельности компании, а вся учетная и финансовая деятельность концентрировалась у единственного участника компании, который владел информацией о финансовой деятельности предприятия, в том числе о сведениях об имуществе, деньгах, находящихся на банковских счетах, номерах счетов, о сумме дебиторской задолженности. Участник (теневой директор) также, держал у себя учредительные документы, учетную документацию, правоустанавливающие документы на имущество, печати.

Очевидно, что при таких условиях должностное лицо никак не могло исполнить обязанности и избежать СО. Соответственно, субъектом СО также необходимо указать учредителя (участника) должника.

Пробелом регламентации также можно считать ситуацию, когда индивидуальный предприниматель – должник, у которого отсутствуют должностные лица, не выполняет обязанности, предусмотренные в п.4 ст.11 Закона. Необходимо отметить, что не все обязанности, за невыполнение которых предусмотрена СО, могут относиться к индивидуальному предпринимателю. К индивидуальному предпринимателю, у которого отсутствуют должностные лица, не применима обязанность обратиться в суд о признании его банкротом в случае, когда собственником его имущества, органом юридического лица, уполномоченным на то учредительными документами, принято решение о его ликвидации, а стоимости имущества недостаточно для удовлетворения требований кредиторов в полном объеме.

Оставшиеся три из четырех обязанностей, невыполнение которых может привести к СО должностных лиц согласно Закону, вполне могут быть применены к индивидуальным предпринимателям, это:

— предоставить суду и администратору в течение трех рабочих дней с даты назначения администратора информацию о финансово-хозяйственной деятельности, в том числе сведения об имеющемся у должника имуществе, в том числе имуществе, обремененном залогом, находящемся в имущественном найме (аренде) и (или) в лизинге, о деньгах, находящихся на банковских счетах, номерах счетов и месте нахождения банков, организаций, осуществляющих отдельные виды банковских операций, о сумме дебиторской задолженности (пп.2) п.2 ст.11 Закона);

— передать временному управляющему в течение трех рабочих дней с даты вынесения решения суда о признании должника банкротом учредительные документы, печати (при их наличии), штампы, в течение десяти рабочих дней — учетную документацию, правоустанавливающие документы на имущество банкрота, в течение двадцати рабочих дней — материальные и иные ценности, принадлежащие банкроту (пп.7) п.2 ст.11 Закона);

— обеспечить временному управляющему доступ к учетной документации для изучения путем просмотра (пп.8) п.2 ст.11 Закона).

Очевидно, что последствия невыполнения вышеуказанных обязанностей индивидуальным предпринимателем ничем не отличаются от последствий и рисков невыполнения указанных обязанностей должностными лицами юридического лица. Т.е. нарушение прав и законных интересов лиц, участвующих в процедуре банкротства, невозможность установления финансового положения и имущества должника, риски вывода и хищения активов должником, усложнение проведения процедуры банкротства и, как следствие, не достижение основных целей процедуры банкротства. И в данном случае нельзя ставить вопрос о СО индивидуального предпринимателя, т.к. индивидуальный предприниматель в любом случае отвечает перед кредиторами всем своим имуществом. Соответственно, в рассматриваемом случае уменьшен арсенал мер стимулирования индивидуальных предпринимателей предоставлять необходимые сведения и имущество администратору.

Одним из решения является — предусмотреть санкции в административном и в уголовном законодательствах за воспрепятствование деятельности администратора со стороны участников юридического лица, индивидуального предпринимателя.

Использованные источники

  1. Нормативное постановление Верховного суда Республики Казахстан от 2 октября 2015 года № 5. п.24-5.
Аскар Калдыбаев
01/04/2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню
Translate »