Часто результаты экспертизы предопределяют судебное решение. А значит, пристрастная экспертиза будет вести к вынесению несправедливых судебных решений. Такая проблема имеется на практике.

В этой связи полезной является статья «Expert shopping, или «кто предложил эксперта, назначенного судом, тот и выиграл дело»: можно ли решить эту проблему?», опубликованная в журнале «Закон» (2020, август), авторы – Д. Архипов и В. Коновалов.

Решение проблемы подбора экспертов авторами предлагается через следующие способы:

— назначение общего эксперта (по несложным спорам);

— сотрудничество судебного эксперта с экспертами сторон по сложным (техническим) спорам;

— выбор и назначение экспертов самим судом, когда он может определиться с наиболее профессиональной и авторитетной кандидатурой;

— создание (само)регулируемой экспертной среды и соответствующих реестров, чтобы гарантировать большую достоверность экспертных заключений и облегчить отбор экспертов как судом, так и сторонами;

— в случае положительного решения вопроса с монополией на деятельность судебных экспертов и профессиональных представителей, запрет практики досудебного подбора экспертов под угрозой применения дисциплинарных санкций, в частности лишения возможности практиковать в суде.

Очевидно, что в Казахстане необходимо реформировать законодательство о судебной экспертизе. В этой связи предлагаю ряд полезных положений из данной статьи для того, чтобы определить оптимальный формат регулирования экспертной деятельности и привлечения экспертов в судебные (арбитражные) процессы.

«Для того, чтобы перепроверить и выразить мотивированное несогласие с выводами эксперта, также нужны специальные знания. Трудно ожидать от суда надлежащей оценки экспертного заключения, если он не обладает такими знаниями и сам ранее дистанцировался от самостоятельного исследования спорного вопроса, назначив по делу судебную экспертизу. Все это на практике порождает особую стойкость проведенных исследований, когда добиться повторной экспертизы в суде крайне сложно, а выводы экспертов, по сути, предопределяют решение суда…

На практике мы имеем (а) упрощенный подход судов к оценке экспертных заключений (суд проверяет документ на предмет соответствия формальным требованиям, зачастую лишь пробегает глазами оглавление документа и сразу переходит к выводам) и (б) склонность юристов маскировать свои доводы под выводы экспертного заключения, чтобы зацементировать свою позицию по делу (lawyers prefer expert’s opinion over common sense)…

Суть проблемы лежит в другой плоскости и имеет системный характер: предлагая кандидатуру эксперта, сторона, как правило, уже заручилась его предварительным (непредвзятым) мнением либо изначально знает его (беспристрастную) позицию по спорному вопросу и потому не сомневается в результате судебной экспертизы, если этот эксперт будет назначен. Мнения же экспертов, которые сторону не устраивают, в орбиту судебного разбирательства просто не попадают (selection bias). За рубежом данная проблема известна как expert shopping…

Речь даже не о том, что каждый эксперт всегда в той или иной мере предвзят, поскольку на его убеждения влияет его научная школа, профессиональное окружение и прочие факторы. Суть в том, что не исключены ситуации, когда выводы эксперта, не являясь откровенно ошибочными или ненаучными, могут по каким-либо причинам не разделяться научным (экспертным) сообществом. Более того, существуют ситуации, когда ученые (эксперты), действуя добросовестно, вообще не могут прийти к консенсусу по спорному вопросу…

На наш взгляд, единственный способ окончательно искоренить практику подбора экспертов — это не позволять сторонам предлагать суду кандидатуры экспертов, т.е. передать этот вопрос исключительно на усмотрение суда. Однако на сегодняшний день этот вариант трудно реализуем по следующим причинам. Закрепление полномочий по отбору экспертов исключительно за судом бессмысленно до тех пор, пока уровень судебной нагрузки не снизится до такой степени, чтобы у суда появилось достаточно времени и стимулов для погружения во все непростые вопросы, связанные с назначением судебной экспертизы…

Однако даже если у суда появится процессуальная обязанность по отбору кандидатур экспертов, это будет иметь свои неблагоприятные последствия: принцип состязательности диктует необходимость уважать право сторон полагаться на экспертов, которым они доверяют. Стороны могут не принять выбор эксперта, который будет произвольно, на их взгляд, отобран судом, что негативно скажется на авторитете правосудия.

Не стоит забывать, что суд тоже может быть в определенной степени предвзят и при отборе ориентироваться прежде всего на свой опыт успешного взаимодействия с конкретным экспертом, выводы которого могут не отражать точку зрения, сложившуюся в экспертном сообществе. Такое может произойти, если ранее суд привлекал его для решения аналогичных вопросов при рассмотрении других дел…

Не стоит забывать и про такой способ, как назначение общего эксперта (single joint expert). Такое решение имеет сразу несколько преимуществ. Оно в полной мере отвечает требованиям принципа состязательности, поскольку стороны не лишены возможности предлагать и в конечном счете отбирать любого известного им эксперта. Обговаривая кандидатуру эксперта, стороны будут вынуждены идти на компромисс и отбирать эксперта с наиболее нейтральной (объективной) позицией, поскольку они в равной степени заинтересованы в том, чтобы эксперт не отдавал предпочтение одной из сторон…

Зачастую в проведении экспертизы заинтересована лишь одна из сторон, которая ссылается на некое обстоятельство, требующее специальных познаний в вопросе его установления, а вторая сторона ей активно противодействует. В такой ситуации о выборе единой кандидатуры не может быть и речи…

Избрание общего эксперта допустимо при разрешении относительно несложных дел, однако не может быть универсальным и окончательным решением проблемы подбора экспертов…

В последнее время ситуация постепенно меняется и состязание экспертов уступает месту сотрудничеству. Суд заставляет экспертов сторон до подготовки заключений находить точки соприкосновения по фактам, применяемым методикам и поставленным вопросам (pre-hearing meetings), вместе отвечать перед судом по своим экспертным заключениям (witness conferencing или hot tubbing) и, наконец, объединяться для совместной работы над единым заключением, которое может дополняться с учетом комментариев сторон и суда (expert teaming)…

На наш взгляд, указанная модель сотрудничества экспертов сторон и/или суда может быть применена лишь при рассмотрении сложных дел (например, патентных, строительно-подрядных, иных технических споров) и, возможно, только при согласии обеих сторон…

Одним из способов решения проблемы подбора экспертов является позиционирование судебной экспертной деятельности как самостоятельной профессии и создание механизма допуска к этой профессии только тех, кто прошел предварительный (независимый) отбор, регулярно повышает свою квалификацию и обязан под угрозой потери профессии соблюдать кодекс этики и установленные специальным контрольно-дисциплинарным органом правила проведения судебных экспертиз.

В этом случае можно рассчитывать на то, что среди экспертов не будет случайных людей, а значит, заключения будут готовиться более качественно, объективно, с подробным разбором применимых и неприменимых методик и источников. Именно такой подход применяется во многих развитых правопорядках. Так, в Испании ежегодно при каждом суде формируется список экспертов, направляемый в суд профессиональными (саморегулируемыми) организациями экспертов, кандидатура эксперта, который будет готовить заключение, в каждом случае определяется по жребию».

Аскар Калдыбаев
24/11/2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню
Translate »