В настоящее время все более широкое применение приобретают альтернативные способы урегулирования гражданско-правовых споров. Важное место среди них занимает арбитраж, как наиболее популярный и эффективный способ внесудебного разрешения таких дел.

Это связано, прежде всего, с рядом преимуществ арбитража и исторически сложившимся доверием к такому институту.

Обращение в арбитраж — дело добровольное. Для этого достаточно волеизъявления сторон спора. Они сами избирают арбитражное учреждение. Обычно такое соглашение реализуется включением в договор арбитражной оговорки, которая предусматривает передачу возможного по договору спора на рассмотрение конкретного арбитражного учреждения.

В случае возникновения спора стороны также самостоятельно избирают арбитров, которые при разрешении дела и вынесении решения полностью независимы как от арбитражного учреждения, оказывающего содействие в организации арбитражной процедуры, так и от сторон, избравших их.

С учетом важности роли арбитров при разрешении споров и арбитражных учреждений при администрировании арбитражных разбирательств, актуальным является вопрос их ответственности.

Подобный вопрос вполне резонен, ибо каждый заинтересован в объективности рассмотрения его дела, недопущении каких-либо злоупотреблений со стороны арбитров, арбитражных учреждений, в минимизации затрат, связанных с разрешением спора.

Для начала отметим, что нам неизвестно о реальных случаях привлечения к ответственности арбитров и арбитражных учреждений в мировой практике и практике Казахстана. Поэтому речь будет больше идти о наличии соответствующего регулирования в зарубежных странах и учете такого регулирования при совершенствовании законодательства Казахстана.

Отечественное и зарубежное законодательство, в принципе, не исключает ответственности арбитров и арбитражных учреждений за нарушение законодательства об арбитраже в случаях, установленных законами. Она, в основном, может выражаться в применении, как уголовных, так и гражданско-правовых санкций, но лишь за виновные умышленные правонарушения.

В большинстве развитых стран, где арбитраж успешно действует, как правило, отсутствуют специальные составы уголовной ответственности для арбитров и работников арбитражных учреждений. И это понятно, так как их статус не соответствует статусу государственных судей или должностных лиц государственных органов. Поэтому приравнивать их ответственность невозможно. Они могут привлекаться к уголовной ответственности лишь по общим основаниям уголовного кодекса, если иное не установлено законом.

Например, в Уголовном кодексе Японии специальным субъектом выделяется «публичное должностное лицо или арбитр». В силу этого он может привлекаться к уголовной ответственности за коррупционные преступления, в том числе за взятку. Однако в большинстве стран арбитр не является субъектом должностного преступления.

По Уголовному кодексу Республики Казахстан таким субъектом выделяется «должностное лицо», которое может привлекаться к уголовной ответственности за коррупционные преступления по отдельным нормам данного кодекса. Понятие «должностного лица» дано в статье 3 УК. Арбитр и работники арбитражного учреждения к этой категории не относятся.

Учитывая особую форму разрешения споров в арбитраже, его предназначение, основанное на независимости и беспристрастности, нейтральности по отношению к сторонам, выборе самими сторонами арбитров и арбитражных учреждений, доверии к ним, законодательство различных стран осторожно подходит и к гражданско-правовой ответственности арбитров и арбитражных учреждений. Это показывает анализ арбитражного законодательства и правил (регламентов) разбирательств арбитражных учреждений ряда стран.

В Типовом Законе ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже (1985 г., с изменениями, принятыми в 2006 г.), положения которого частично или полностью восприняты в национальных законах об арбитраже многих стран, вовсе отсутствуют нормы, предусматривающие ответственность арбитражных институтов и арбитров.

При этом в Регламенте ЮНСИТРАЛ имеется ограничение ответственности. Так, в статье 16 Регламента, именуемой как «Исключение ответственности», указывается следующее: «За исключением случаев намеренных противоправных действий, стороны отказываются в полном объеме, в котором это допустимо согласно применимому закону, от права предъявлять иски арбитрам, компетентному органу и любому лицу, назначенному арбитражным судом, за любые упущения».

Далее мы хотим кратко показать нормативное регулирование ответственности в странах, в которых арбитраж имеет высокое развитие, а также привести соответствующие положения регламентов ведущих арбитражных учреждений, функционирующих в данных странах.

В Соединенных Штатах Америки арбитры и арбитражные учреждения имеют иммунитет от всех действий, предпринимаемых для выполнения соответствующих обязанностей.

Этот иммунитет берет начало из концепции абсолютного судебного иммунитета.

Чтобы лучше понять иммунитет арбитров и арбитражных учреждений, необходимо сначала рассмотреть судебный иммунитет.

Судьи в Соединенных Штатах пользуются почти абсолютным судебным иммунитетом. В деле Bradley v. Fisher1, Верховный суд США предоставил иммунитет федеральным судьям. Суд заявил, что судья или судебный исполнитель, при выполнении своих судебных обязанностей, должен иметь возможность свободно действовать на собственных убеждениях, не опасаясь возмездия недовольной стороны. Верховный суд США предоставил такой же иммунитет в деле Pierson v. Ray2Предоставление иммунитета объясняется тем, что это было сделано для защиты целостности судебных решений, обеспечения справедливости.

Несмотря на то, что судебный иммунитет считается абсолютным в США, суды позволяют сторонам подать в суд на судей в некоторых ограниченных случаях. Стороны могут подать в суд за злонамеренное судебное преследование и процессуальные нарушения. Например, возможна гражданско-правовая ответственность за действия вне юрисдикции. Кроме того, судьи не имеют иммунитета по отношению к несудебным актам, которые носят административный характер. В общем, судебный иммунитет в США является абсолютным для всех судебных актов, если они выполняются четко в пределах юрисдикции суда в отношении спора.

В США арбитры имеют такой же иммунитет при выполнении своих обязанностей. Суды США предоставляют иммунитет арбитрам по причине того, что это необходимо для защиты целостности их решений. Отмечается функциональное сходство арбитров с судьями.

В деле Ruberstein v. Otterbourg Гражданский суд города Нью-Йорк предоставил иммунитет Американской арбитражной ассоциации (ААА), считая, что тот же иммунитет, который защищает арбитров должен также распространяться и к арбитражным учреждениям, потому что они являются квазисудебными организациями и иммунитет должен защищать и их3.

Комментаторы отмечают, что дело Austern v. Chicago Board Options Exchange представляет собой четкое представление абсолютного институциального иммунитета в США. Austerns подал в суд на арбитражное учреждение непосредственно за то, что были ненадлежащим образом выполнены административные функции (не судебные). Тем не менее, суд отказал в удовлетворении стороне, считая, что распространение иммунитета арбитра также на арбитражные учреждения необходимо даже если это касается административных функций для защиты политики, лежащей в основе арбитражного иммунитета. В противном случае, иммунитет предоставленный арбитрам, может оказаться иллюзией4.

Суд также поддержал распространение иммунитета арбитров на арбитражные институты в деле Corey v. New York Stock Exchange5.

Несмотря на то, что нет законодательной основы для иммунитета арбитражного учреждения, прецедентное право распространяет на них судебный иммунитет.

__________________

Освобождение арбитров от ответственности обозначено в статье 38 Процедур по разрешению международных споров (Арбитражных правил) ААА. В соответствии с ней, ни состав арбитража, ни администратор не несут ответственности за любые действия или бездействия, связанные с арбитражным разбирательством, за исключением тех случаев, когда такое ограничение ответственности запрещено применяемым законодательством. При этом стороны соглашаются, что они не должны привлекать этих лиц, как сторону или свидетелей в любом судебном или другом разбирательстве, связанном с арбитражем.

Согласно статье 29 Английского Закона об арбитраже 1996 года арбитр не несет ответственности за все, что сделано или упущено при исполнении его функции в качестве арбитра, за исключением тех случаев, когда доказано, что его действия или упущения носили вероломный характер. Тем самым, допускается ответственность лишь за умышленные действия. Эта же норма распространяется на работника и агента арбитра.

Согласно статье 25 этого же Закона, арбитр может нести ответственность перед сторонами за снятие с себя полномочий арбитра, но такая ответственность не возникает, если он обратился в суд для освобождения его от выполнения полномочий арбитра.

Таким образом, Закон об арбитраже ограничивает иммунитет к действиям и решениям, принятым умышленно и недобросовестно.

Статья 74 Закона об арбитраже также защищает от ответственности любое учреждение, которое назначает арбитров для спора. Эта защита, однако, ограничена функцией по назначению арбитра. На действия или бездействия, сделанные недобросовестно иммунитет не распространяется. Учреждение освобождается от ответственности за любые действия или бездействие арбитра.

В регламенте Лондонского международного третейского суда (ЛМТС) имеется статья 31, именуемая как «Ограничение ответственности». В ней указано, что ни сам ЛМТС (включая его должностных лиц, членов и работников), ни Суд ЛМТС (включая его президента, вице-президентов и членов), ни регистратор (включая любого заместителя), ни какой-либо арбитр, эксперт, назначенный составом арбитража, не несут какой-либо ответственности перед любой стороной за какие-либо действия или бездействия в связи с арбитражным разбирательством, за исключением случаев, когда сторона может доказать, что действие или бездействие было умышленным и намеренным правонарушением, совершенным органом или лицом, в отношении которого сторона выдвигает претензии.

Более того, эта же статья предусматривает, что после вынесения решения, перечисленные выше лица, не обязаны делать какие-либо заявления какому бы то ни было лицу по какому-либо вопросу, касающемуся арбитражного разбирательства. Соответственно также, ни одна из сторон не должна пытаться привлечь кого-либо из этих органов или лиц в качестве свидетелей, в каком бы то ни было судебном или любом другом процессе, возникшем в результате арбитражного разбирательства.

В Законе Швеции «Об арбитраже» (1999 год с изменениями от 2014 года) отсутствует норма об ответственности арбитров и арбитражных институтов.

Регламент Арбитражного института Стокгольмской торговой палаты предусматривает общее исключение ответственности арбитров за неосторожные действия (бездействия). Согласно статье 42 Регламента институт не несет ответственности перед сторонами за любое действие или бездействие в связи с арбитражным разбирательством, если не будет доказано, что такое действие или бездействие являются следствием умысла или грубой халатности со стороны института. В свою очередь, любой из арбитров несет ответственность, только если будет доказано, что он причинил ущерб в результате умысла или грубой халатности.

В Шведском законе об арбитраже предусмотрены определенные стандарты должного усердия и осмотрительности арбитров. Их несоблюдение может приравниваться к небрежности, однако практическое привлечение к ответственности арбитра по этому основанию вряд ли возможно, тем более, если арбитражное решение никем не отменено.

Статья 25 Акта о международном арбитраже Сингапура 1994 года исключает ответственность арбитров за неосторожные действия и любые заблуждения в праве, факте или процедуре, допущенные в ходе арбитражного разбирательства или при вынесении арбитражного решения. Этой же нормой обеспечивается иммунитет назначающего органа и арбитражных институтов. Они не несут ответственности за любые совершенные или несовершенные действия при осуществлении функций, пока не будет доказано, что действия или бездействия были осуществлены недобросовестно.

Согласно пункту 38 Арбитражного регламента Международного арбитражного центра Сингапура, любой арбитр, включая чрезвычайного арбитра, любое лицо, назначенное составом арбитража, в том числе секретарь состава арбитража и эксперт, президент, члены суда, правления, исполнительных органов, а также работники арбитражного центра не несут ответственности ни перед каким лицом за любое упущение, действие или бездействие.

Арбитражный центр, включая президента, членов суда, правления, исполнительных органов, работников или арбитров, включая чрезвычайного арбитра, а также любое лицо, назначенное составом арбитража, включая секретаря состава арбитража и эксперта, не обязаны делать никаких заявлений.

Также, ни одна из сторон не вправе просить о привлечении указанных лиц в качестве свидетеля в любом процессе в связи с любым арбитражным разбирательством.

Статья 104 Указа об арбитраже Гонконга предусматривает ответственность арбитражного трибунала за некоторые действия и бездействия.

Арбитражный трибунал несет ответственность по закону за свои совершенные деяния, или бездействия, за действия и бездействия работника или агента (сотрудник, доверенное лицо) арбитражного трибунала, связанные в связи с осуществлением или исполнением, или предполагаемым осуществлением или исполнением, арбитражных функций трибунала только, если доказано, что действие было совершено преднамеренно.

Работник или агент (сотрудник, доверенное лицо) арбитражного трибунала несет ответственность по закону за совершенные деяния или бездействия в связи с осуществлением или предполагаемым осуществлением арбитражных функций трибунала, если доказано, что действие или бездействие было совершено преднамеренно.

Статья 43 Арбитражного регламента Гонконгского международного арбитражного центра (2013 года) именуется как «Исключение ответственности». В соответствии с ней, никто из совета Арбитражного центра или иного комитета, департамента или иного другого органа или лица, назначенного Арбитражным центром исполнять функции, перечисленные в регламенте, а также генеральный секретарь Арбитражного центра или любые члены секретариата Арбитражного центра, арбитры, чрезвычайный арбитр, эксперт, назначенный арбитражным судом, секретарь арбитражного суда не несут ответственности за любое действие или бездействие в связи с арбитражными разбирательствами, за исключением случаев, когда такое действие или бездействие было совершено бесчестно.

В силу статьи 43 после вынесения арбитражного решения и после того, как возможность исправления, толкования и вынесения дополнительного решения истекла или была использована, ни Арбитражный центр, ни арбитражный суд, ни чрезвычайный арбитр, ни эксперт, назначенный арбитражным судом, ни секретарь арбитражного суда не будут обязаны делать заявления любым лицам относительно арбитражного разбирательства, а также стороны не будут требовать, чтобы вышеперечисленные лица выступали в качестве свидетелей в любых судебных или иных разбирательствах, возникающих в связи с арбитражным разбирательством.

В Австрии, согласно статье 594(4) Арбитражного акта (Гражданский процессуальный кодекс, раздел 4. Арбитражное разбирательство), арбитр, который вообще не исполняет или несвоевременно исполняет обязательства, принятые им на себя в силу согласия с назначением, несет ответственность перед сторонами за весь ущерб, причиненный по его вине его отказом (от совершения необходимых действий) или промедлением.

В Регламенте Международного арбитражного суда при Палате экономики Австрии (Венские правила) в статье 8, именуемой как ответственность арбитров, сказано, что ответственность арбитров, генерального секретаря, президиума и его членов, самой Палаты экономики Австрии и ее служащих за любые действия и бездействия в связи с арбитражным разбирательством исключена, насколько это допускается законодательством.

Во Франции нет никаких законодательных положений, касающихся ответственности арбитров, однако французские суды, допускают ответственность арбитра за контрактные обязательства. Суды признают договорные отношения между сторонами и арбитражными учреждениями. Французские суды не относят арбитражные учреждения к судебным органам6.

Арбитр несет договорную ответственность за отказ от должности после его назначения, за не вынесение арбитражного решения в течение договорного срока, систематические ошибки или нарушение конфиденциальности7. Соответственно, арбитр имеет иммунитет по отношению к его решению, но несет договорную ответственность за грубое и преднамеренное действие, повлекшее за собой нарушение договорных обязательств.

В деле Socit Cubic Defense System v. Chambre de Commerce Internationale, Кассационный суд признал контракт между сторонами арбитража и ICC8. Суд отметил, что на арбитражное учреждение не распространяется иммунитет, и арбитражное учреждение несет договорную ответственность. Учреждение обязано обеспечить эффективный арбитражный процесс.

В Арбитражном регламенте Международной торговой палаты (ICC) имеется статья 40 (Ограничение ответственности), которая не допускает какой-либо особой ответственности арбитров, кроме как не запрещенной применимым правом. Согласно данной статье, арбитры, любое лицо, назначенное составом арбитража, чрезвычайный арбитр, суд и его члены, ICC и их сотрудники или представители не несут ответственности ни перед кем за любое действие в связи с арбитражным производством в той степени, в которой такое ограничение не запрещено применимым правом.

Швейцарское законодательство не регулирует ответственность арбитров напрямую. Отношения между арбитром и сторонами рассматриваются как договор на оказание и получение услуг. Арбитры несут совместную и солидарную ответственность за нарушение своих обязанностей, включая своевременное и надлежащее рассмотрение дела.

В соответствии со швейцарским законодательством, грубая неосторожность предусматривает ответственность, в то время как простая небрежность её исключает9. Федеральный статут о международном частном праве, не содержит нормы, предусматривающую иммунитет арбитра, соответственно, предполагается, что он несет ответственность.

____________________

В швейцарском Регламенте Международного арбитража статья 45 именуется как «Освобождение от ответственности». В ней указано, что члены совета директоров Арбитражного института Торговых палат Швейцарии, члены суда и секретариата, отдельные палаты, их персонал, арбитры, назначенные составом арбитража эксперты или секретарь состава арбитража не несут ответственности за любые действия или бездействия, связанные с арбитражным разбирательством, за исключением случаев, когда доказано, что такие действия или бездействия представляют собой умышленное нарушение или грубую неосторожность.

Также, после вынесения решения или постановления о прекращении арбитражного разбирательства названные лица не обязаны делать какие-либо заявления в отношении вопросов арбитража, а стороны не должны пытаться вызвать их в качестве свидетелей в ходе любого судебного или иного разбирательства, возникшего в связи с арбитражем.

Немецкий арбитражный акт 1998 года не содержит нормы, предусматривающей иммунитет или ответственность арбитра. Вместе с тем, статья 839 Гражданского кодекса Германии 2002 (BGB) предусматривает ответственность в случае нарушения служебных обязанностей. Это распространяется и на арбитров. Соответственно, они несут ответственность за преднамеренное нарушение и грубую небрежность10.

Модельный арбитражный регламент Немецкого арбитражного общества (DIS) 1998 года, именно параграф 44 (Исключение ответственности) предусматривает, что ответственность арбитра за его деятельность, связанную с проведением арбитражного разбирательства исключается, если только он не нарушает своих обязанностей умышленно. Ответственность арбитров арбитражного общества, ее органов и сотрудников за его любое другое действие или бездействие в связи с арбитражным разбирательством исключается, если только они не нарушают свои обязанности умышленно или по грубой неосторожности.

По голландскому гражданскому законодательству считается, что арбитр находится в договорных отношениях со сторонами и может нести ответственность за причинение ущерба в случае совершения грубого нарушения11.

Голландский арбитражный акт, принятый в 2014 году не содержит нормы, предусматривающей иммунитет арбитра.

Арбитражный регламент голландского Постоянного третейского суда 2012 года предусматривает исключение ответственности. Кроме случаев намеренных противоправных действий, стороны отказываются в полном объеме, в котором это допустимо согласно применимому закону, от права на предъявление иска арбитрам и любому лицу, назначенному арбитражным судом, за любое действие или бездействие в связи с арбитражным разбирательством.

Статья 28 Международного арбитражного акта Австралии 1974 года предусматривает иммунитет арбитра за непреднамеренные действия или бездействия, совершенные арбитрами при выполнении полномочий арбитра.

Учреждение, которое назначает, не назначило или отказалось назначить арбитра, не несет ответственности по такому назначению, не назначению или отказу в назначении, в случае если это было сделано правомерно.

Арбитражный регламент австралийского Центра международного коммерческого арбитража предусматривает иммунитет состава арбитража (статья 49). Состав арбитража не несет ответственности за любые действия (бездействия), связанные с арбитражным разбирательством в соответствии с настоящим регламентом, за исключением случаев, когда действия или бездействия носили умышленный характер.

______________________

В деле Road Rejuvenating and Repair Services v. Mitchell Water Board12 (из Верховного суда Виктории, 15.06.1990) было несколько неправомерных действий со стороны арбитра. Он принял в качестве доказательств документы без согласия сторон и напрямую контактировал с ответчиком, несмотря на просьбу истца не делать этого, что привело к отстранению арбитра.

В ранее действовавшем до сентября 2016 года Законе «О третейских судах в Российской Федерации» не было положений об ответственности арбитров.

В новом Законе РФ от 29 декабря 2015 года «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации», который вступил в силу с 1 сентября 2016 года, введена Глава 11 об ответственности арбитров и некоммерческой организации, при которой создано постоянно действующее арбитражное учреждение. В ней определены правила ответственности арбитражных учреждений и арбитров.

В статье 50 Закона РФ предусмотрено, что в случае, если правилами постоянно действующего арбитражного учреждения (ПДАУ) не устанавливается ответственность некоммерческой организации, при которой оно создано, перед сторонами арбитражного соглашения в большем размере, чем предусмотрено настоящим Федеральным законом, некоммерческая организация, при которой создано ПДАУ, несет гражданско-правовую ответственность перед сторонами арбитража только в виде возмещения убытков, причиненных им вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения ПДАУ своих функций по администрированию арбитража или связанных с осуществлением им своих обязанностей, предусмотренных правилами ПДАУ, при наличии умысла или грубой неосторожности.

Некоммерческая организация, при которой создано ПДАУ, не несет гражданско-правовую ответственность перед сторонами арбитража за убытки, причиненные действием (бездействием) арбитра.

В свою очередь в статье 51 Закона РФ предусмотрено, что арбитр не несет гражданско-правовой ответственности перед сторонами арбитража, за исключением ответственности в рамках гражданского иска по уголовному делу, который может быть предъявлен арбитру в соответствии с УПК РФ в целях возмещения ущерба, причиненного преступлением, в совершении которого арбитр будет признан виновным в установленном законом порядке.

При этом правилами ПДАУ может быть предусмотрена возможность снижения гонорара в случае ненадлежащего исполнения им своих функций.

По сути, Закон РФ ограничивает даже гражданско-правовую ответственность. Она возможна для некоммерческих организаций лишь за умышленные действия или грубую неосторожность, а для арбитров лишь в рамках гражданского иска только по уголовному делу.

Следует отметить, что в российском законодательстве отсутствует специальная уголовная ответственность арбитров, например за получение взятки, вынесение неправосудных решений, фальсификацию доказательств. Арбитры, как и любые другие лица, совершившие преступления, могут привлекаться к уголовной ответственности по общим основаниям Уголовного кодекса.

Регламент Международного коммерческого арбитражного суда (МКАС) при ТПП Российской Федерации предусматривает норму об освобождении от ответственности арбитров, арбитражного учреждения и его сотрудников. Они не несут ответственности перед сторонами или иными лицами за любые действия или бездействие в связи с арбитражным разбирательством, если не будет доказано, что действие или бездействие с их стороны было умышленным (параграф 46).

____________________

Таким образом, общая направленность законодательства зарубежных стран и арбитражных Регламентов (правил) ведущих арбитражных институтов придерживается ограниченной ответственности арбитров и арбитражных учреждений, не выделяя специальных составов правонарушений. Ответственность может наступить только при доказанности наличия умысла в нарушении.

В статье 58 Закона РК «Об арбитраже» (далее — Закон) предусмотрено, что нарушение законодательства Республики Казахстан об арбитраже влечет ответственность, установленную законами Республики Казахстан.

Закон непосредственно не устанавливает ответственность должностных лиц арбитражного учреждения или арбитров, связанную с арбитражным разбирательством. Нет специальной ответственности для арбитров, арбитражных учреждений, их работников и в других законах Республики Казахстан.

Однако это вовсе не исключает возможности привлечения к ответственности по общим правилам действующего гражданского законодательства, например, применительно и в порядке статьи 917 ГК. Данная норма предусматривает возмещение имущественного вреда, причиненного неправомерными действиями (бездействием) лица, причинившего вред при наличии вины.

Арбитры и работники арбитражных учреждений не отнесены к категориям должностных лиц властных государственных структур или лиц, выполняющих управленческие функции, которые могут нести уголовную ответственность за совершение коррупционных правонарушений. Наравне с другими лицами они могут нести иную уголовную или административную ответственность за совершение правонарушений в процессе своей деятельности. Например, по статье 223 УК или статье 185 КоАП за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну. Возможным составом уголовного преступления может быть мошенничество (ст. 190 УК), причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 195 УК).

Если обратиться к законодательству вышеперечисленных стран, то оно не нацелено на ужесточение ответственности арбитров и арбитражных институтов. Скорее наоборот, речь здесь идет об ограничении не только уголовной, но и гражданско-правовой ответственности. И это не случайно.

Арбитраж — это особая общепризнанная форма внесудебного урегулирования споров, основанная на соглашении сторон, в том числе в отношении арбитра. Деятельность арбитров основана на доверии сторон и знании ими профессиональных качеств арбитра, его репутации. Поэтому именно стороны должны нести бремя неблагоприятных последствий, связанных с неумышленными нарушениями арбитра. При этом, до принятия предложения рассмотреть тот или иной спор арбитры обязаны раскрывать все обстоятельства, которые могут вызывать сомнения в их независимости и беспристрастности.

Арбитр, в отношении которого есть причины опасаться пристрастности, должен взять самоотвод. О наличии любого конфликта интересов арбитр обязан проинформировать спорящие стороны. Кроме того, стороны не лишены права заявить отвод такому арбитру в любой стадии процесса.

Независимо от того, что арбитры, как правило, избираются и назначаются самими сторонами, последние не имеют права диктовать арбитрам свои условия. Даже в случае вынесения ими иного решения, чем та или иная сторона спора ожидала, нельзя ставить вопрос об ответственности арбитров.

Таким образом, именно независимость и беспристрастность арбитров, высокий уровень квалификации, выбор арбитров самими участниками спора являются основаниями для выражения доверия к арбитражному процессу.

Это в полной мере относится и к арбитражному учреждению, которое сами стороны выбирают в качестве площадки и администратора разбирательства. Часто можно наблюдать, что стороны договора не уделяют определению конкретного арбитражного учреждения должного внимания. Последствия могут быть негативными, которые стороны могут необоснованно ассоциировать со всеми арбитражными учреждениями.

В этой связи считаем, что ответственность арбитров и арбитражных учреждений должна быть обусловлена только умышленными действиями (бездействиями), как это принято в международной практике. Это должно быть четко закреплено в действующем Законе об арбитраже.

1 Bradley v. Fisher, 80 U.S. 335, 346-47 (1871) (судья не несет ответственности за принятые решения, несмотря на то, что они неправильные и несмотря на то, как от этого пострадал истец) в Matthew Rasmussen, Overextending Immunity: Arbitral Institutional Liability in the United States, England, and France, Fordham International Law Journal Volume 26, Issue 6 2002, стр. 1841

Pierson v. Ray, 386 U.S. 547 (1967) в Matthew Rasmussen, Overextending Immunity: Arbitral Institutional Liability in the United States, England, and France, Fordham International Law Journal Volume 26, Issue 6 2002, стр. 1842

Ruberstein v. Otterbourg, 357 N.Y.S.2d 62 (1973) в Matthew Rasmussen, Overextending Immunity: Arbitral Institutional Liability in the United States, England, and France, Fordham International Law Journal Volume 26, Issue 6 2002, стр. 1845

Austern, 898 F.2d 882 (включает иммунитет, предоставленный СВОЕ в качестве спонсорской организации арбитража, где сторона подала в суд на СВОЕ за халатное формирование состава арбитражного суда и за ненадлежащее уведомление) в Matthew Rasmussen, Overextending Immunity: Arbitral Institutional Liability in the United States, England, and France, Fordham International Law Journal Volume 26, Issue 6 2002, стр. 1845

Corey, 691 F.2d at 1205 (Истец подал в суд на New York Stock Exchange за неправильное формирование состава арбитража) в Matthew Rasmussen, Overextending Immunity: Arbitral Institutional Liability in the United States, England, and France, Fordham International Law Journal Volume 26, Issue 6 2002, стр. 1846

6 Matthew Rasmussen, Overextending Immunity: Arbitral Institutional Liability in the United States, England, and France, Fordham International Law Journal Volume 26, Issue 6 2002, стр. 1863

7 Matthew Rasmussen, Overextending Immunity: Arbitral Institutional Liability in the United States, England, and France, Fordham International Law Journal Volume 26, Issue 6 2002, стр. 1862

Socit Cubic Defense System v. Chambre de Commerce Internationale, Cass. le civ., Feb. 20, 2001 в Matthew Rasmussen, Overextending Immunity: Arbitral Institutional Liability in the United States, England, and France, Fordham International Law Journal Volume 26, Issue 6 2002, стр. 1863

9 Ramôn Mullerat, The liability of Arbitrators: a survey of current practice, International Bar Association Commission on Arbitration Chicago, 21 September 2006, стр. 20

10 Ramón Mullerat, The liability of Arbitrators: a survey of current practice, International Bar Association Commission on Arbitration Chicago, 21 September 2006 стр. 18

11 Ramón Mullerat, The liability of Arbitrators: a survey of current practice, International Bar Association Commission on Arbitration Chicago, 21 September 2006 стр. 59

12 Road Rejuvenating and Repair Services v. Mitchell Water Board (из Верховного суда Виктории, 15.06.1990) в Australian Construction Law Newsletter, Issue 15 стр. 52

Аскар Калдыбаев, А.Линник
12/04/2017

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню
Translate »