30 сентября 2019 прошла международная конференция, посвященная 75-летию А.Г. Диденко. Темой конференции была имплементация европейского права в законодательство Казахстана.

По дороге на конференцию смотрел видео американского юриста о consideration – встречном предоставлении. Доктрина встречного предоставления является характерной особенностью англо-американского права. Обещание выполнить какое-либо обязательство считается безвозмездным и не связывающим, если не предполагается ответной услуги (встречного предоставления) со стороны лица, которому было дано данное обещание. Согласно решению Currie v. Misa (1875 г.) встречное предоставление заключается или в каком-либо праве, интересе или выгоде для должника; или же в каком-либо воздержании, невыгоде, ущербе или ответственности на стороне кредитора. Таким образом, по данной доктрине дарение не является юридически обязывающим договором.

Уже на конференции вспомнил работу на кафедре гражданского права КазГЮУ. Руководитель кафедры Диденко А.Г. организовывал разрешение практических задач, изложенных в сборнике, с участием преподавателей кафедры и под руководством корифея цивилистики Казахстана – Ю.Г. Басина. Часто я, как молодой преподаватель, забирал Юрия Григорьевича из дома и отвозил его обратно после встреч на кафедре. Время в пути, беседуя с ним, было очень ценным.

Один раз на кафедре мы решали задачу, суть которой сводилась к следующему. Два приятеля договорились, что один из них завезет дорогую вазу, принадлежащую другому приятелю. При перевозке ваза разбивается. Владелец вазы предъявляет требования к своему приятелю о возмещении ущерба.

Ю.Г. Басин отвергал возможность предъявления требований, исходя из того, что между приятелями были дружеские, бытовые отношения, а не правовые, которые дают возможность требования возмещения убытков. То есть, по его признанию, здесь не было заключения договора, влекущего права и обязанности.

С.И. Климкин, напротив, полагал, что несмотря на приятельские отношения, между ними был заключен договор и имеется требование о возмещении убытков.

Сидя вчера на конференции я вдруг подумал, что доктрина встречного предоставления обосновывает позицию Ю.Г. Басина. Так как между приятелями были безвозмездные отношения, не было встречного предоставления, то не возник договор и, следовательно, не возникли правовые последствия, в т.ч. по возмещению убытков.

Получается, что доктрина встречного предоставления имеет значение, по крайней мере, в случае необходимости определения наличия договора и, тем самым, дает основание разграничения правовых отношений от дружеских или бытовых. Еще получается, что для того, чтобы договор дарения быть договором, необходимо, чтобы он имел реальный характер (для его заключения требуется передача вещи). Тогда как консенсуального договора дарения не должно быть. Логично, что обещание дарения, т.к. там нет встречного предоставления, не должно быть договором и влечь правовые последствия.

Мне близка идея Ю.Г. Басина – не все отношения являются правовыми, особенно если эти отношения возникают между близкими людьми. Видеть везде правоотношения и возможность применения правовых средств защиты является побочным продуктом профессиональной юридической деятельности. Иногда работа человека формирует у него стереотипы.

При дарении между дарителем и одаряемым имеются особые отношения или даритель по-особому относится к одаряемому. Думаю, что под дарением надо понимать не только передачу безвозмездно вещи, права или освобождение от обязанности, но и безвозмездное выполнение работ и услуг. Любые безвозмездные отношения должны подпадать под дарение. Например, можно подарить безвозмездную перевозку.

Так вот, обещание подарить или передача товара (выполнение работы и услуги) сразу же после объявления подарка не должно облекаться в правовую форму исходя из особых и безвозмездных отношений. Это суть consideration.

Однако, если даритель и одаряемый заключили договор и поставили свои подписи на нем, то это должно означать, что они решили облечь свои отношения в правовую форму, что влечет возможное применение правовых средств защиты. Об этом как раз говорит англо-американское право. Это также подтверждает положение п. 2 ст. 508 ГК — договор дарения (о дарении в будущем и между юр. лицами), совершенный устно, ничтожен. Значит, эти отношения не должны регулироваться правом.

Таким образом, да, если дарение в будущем оформлено в письменной форме, то оно является консенсуальным договором. При этом необходимо исходить из ГК, который раскрывает в каких случаях подтверждается заключение письменного договора. Подарок конверта с надписью на нем об определенной вещи не может означать заключение письменного договора о дарении этой вещи. Полагаю, здесь нет и символической передачи. Необходимо понимать, на что была направлена воля при передаче подарка.

В деле о вазе были безвозмездные отношения между приятелями – было дарение услуги по перевозке. Они не закрепили свою договоренность в письменной форме, исходя из их приятельских отношений. Тем самым не возникли правовые отношения.

Возможно можно требовать возмещения убытков из причинения вреда, но не в связи с нарушением договорных обязанностей, т.к. таковые не возникли.

Аскар Калдыбаев
02/10/2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню
Translate »