В Вестнике экономического правосудия РФ №2/2020 опубликована фундаментальная статья К.В. Нам «Принцип добросовестности как правовой принцип».

Положения статьи имеют не только теоретический характер, но и значительный потенциал для их практического применения. Для усиления защиты прав и интересов граждан и компаний, в том числе в случаях их участия в предпринимательской деятельности. Например, принцип добросовестности предстает в качестве ориентира, когда при преследовании своих собственных интересов необходимым является также и учет интересов партнеров, контрагентов, других лиц.

Важность принципов заключается как в правотворчестве – при проверке обоснованности, правильности тех или иных норм закона, так и в правоприменении. Мы иногда встречаемся со случаями, когда норма закона предстает явно неразумной или несправедливой. Значит еще на этапе разработки каждая норма должна пройти через проверку на соответствие принципам права. А если все же действующий закон войдет в противоречие с принципами, то должно быть ограничение действия, неприменение такого «неправильного» права.

Принципы особенно нужны и ярко проявляются в континентальной системе права, к которой относится и Казахстан, когда основное регулирование происходит через законы, которые объективно не могут объять все разнообразие возникающих отношений. Здесь на помощь приходят принципы права, заполняющие любые пробелы.

Но принципы в Казахстане будут лишь пустым звуком без того, чтобы суды вдохнули в них жизнь и взяли бы на себя ответственность по поддержанию и восстановлению справедливости. Можно сколько угодно провозглашать в законах важность принципов, но без реальной поддержки судов, а именно Верховного Суда, ситуация не изменится. Крайне необходимо принятие нормативного постановления по данному вопросу.

Расширение возможности напрямую применять принципа права вместе с увеличением количества оценочных норм показывают уровень цивилизованности общества, его готовности применять индивидуальный подход в каждой ситуации. В этом случае идеи гуманизма реально начинают господствовать, когда интересы человека действительно возносятся выше всего остального. Когда человек не только провозглашается, но и является высшей ценностью, а следовательно, требует и получает особенное внимание для устранения несправедливой ситуации.

Сейчас очевидно, что правовые системы сближаются. Стираются различия между континентальной и англо-саксонской системами права. Так, в континентальной системе признается важность не только нормативного регулирования, но и судебного корректирующего правоприменения с опорой на основные начала права и оценочные категории. Конечно, иногда под видом толкования закона происходит судебное правотворчество. Наверное, это надо принять, если требования гражданского оборота требуют оперативной коррекции законов и восстановления справедливости, а суды могут это предложить. Однако принять лишь в случае, если действия суда опираются на принципы права.

Статья проливает свет на эту важную тему и очень рекомендуется для прочтения. Предлагаю наиболее важные, с моей точки зрения, положения из статьи. Желающие ознакомиться с материалами Вестника экономического правосудия РФ №2/2020, могут написать нам в Talpyn по электронному адресу: galymova96@bk.ru.

1. Законодатель при принятии закона исходит или как минимум должен исходить из решения задач справедливого урегулирования тех или иных правоотношений. За любым официальным властным органом стоит человек или группа людей. Но ни один человек, ни одна группа людей не в состоянии охватить всю возможную действительность и реальность жизненных ситуаций, особенно на будущее. Здесь уместно вспомнить выражение, что закон устаревает в момент его принятия. Не все формальные правила, правовые нормы, если они с течением времени перестают соответствовать целям правового регулирования, следует отменять или изменять посредством формальной процедуры обновления законодательства. С изменением социально-экономических реалий может меняться понимание и содержание тех или иных правил без их формальной трансформации. Через такие генеральные оговорки, как принцип добросовестности или добрые нравы, которые требуют наполнения конкретного решения оценочными критериями, закон дает возможность влияния на себя изменяющимся ценностям. Также не менее важно находить «правильное» правовое решение без изменения содержания или формы правовых норм в отдельных конкретных ситуациях.

2. Иногда фактические обстоятельства приводят к тому, что применение формально предусмотренной для данного случая нормы ведет к несправедливому с точки зрения права результату. Подчеркивалось, что при использовании генеральных оговорок законодатель осознанно отказывается от того, чтобы предложить судье детальную регламентацию, и вместо этого предоставляет ему гибкий инструмент, чтобы судья мог учесть все особенности конкретной ситуации и в зависимости от этого правильно разрешить дело. Поэтому значение того же принципа добросовестности заключается в адаптации правовых норм к конкретным жизненным ситуациям. При этом, поскольку речь идет о конкретных обстоятельствах, вряд ли обоснованным будет говорить о том, что посредством принципа добросовестности создаются новые правила общего характера, происходит правотворчество, даже если конкретные обстоятельства схожи и часто повторяются. В литературе, как представляется, правомерно отмечалось, что действие гражданско-правовых норм с оценочными понятиями не следует воспринимать как деятельность по созданию норм права.

3. Абстрактность, или, лучше сказать, отсутствие четкого содержания, принципа добросовестности обусловливается тем, что его задачами являются адаптация позитивных правовых норм к изменению поддерживаемых в обществе социальных ценностей и к особенностям конкретных жизненных ситуаций. Выполнение этих задач определяет направление, в котором должно идти наполнение содержанием принципа добросовестности применительно к конкретной ситуации.

4. Обратной стороной достоинств нормативного регулирования является то, что снижаются возможности индивидуального разрешения отдельных ситуаций с учетом специфики конкретного правоотношения и фактических обстоятельств дела. Этот недостаток, с одной стороны, ни в коем случае не может заслонить преимуществ нормативного регулирования, с другой стороны, вызывает потребность в оснащении этой системы средствами, механизмами, или, лучше сказать, подходами, позволяющими в необходимых, как минимум в особо неприемлемых с точки зрения правовой справедливости случаях разрешать спорные ситуации с элементами индивидуального регулирования. Как представляется, именно эта потребность обусловила внимание развитых правопорядков, в основе которых лежит система позитивного нормативного регулирования, к генеральным оговоркам, оценочным понятиям, в том числе к принципу добросовестности. Такое понимание логически объясняет, почему в странах англосаксонской системы права, где отсутствует или не является определяющей нормативная система, выраженная в позитивном праве, принцип добросовестности не получил широкого распространения.

5. Правило и принцип различаются между собой. Обе категории указывают путь к определенному решению. Но различаются они способом, каким оно достигается в том или ином случае. Правила реализуются по принципу «всё или ничего». Это означает, что если соблюдаются условия применения правила, то оно должно быть применено. Принцип же вне зависимости от дословной формулировки характеризуется тем, что он не должен обязательно нести в себе решение для конкретной ситуации, а должен учитываться в конкретном случае правоприменения, обозначать направление, в котором следует двигаться.

6. Дается еще одно различие правила и принципа. Если в конкретной ситуации речь идет о столкновении двух принципов, то они могут или должны учитываться вместе. Например, в договоре купли-продажи с участием потребителя принцип свободы договора может сталкиваться с принципом усиленной защиты прав потребителя. Одному или другому может придаваться больший вес в конкретном деле. Но повышенная охрана прав потребителей как более слабой стороны не означает, что принцип свободы договора или автономии воли сторон вообще должен быть исключен из сферы регулирования правоотношений с участием потребителей. Один принцип не исключает другого. В случае же с правилами ситуация иная: если подлежит применению одно, то действие другого исключается.

7. Взаимный учет релевантных для конкретного случая правовых принципов, как представляется, подходит и к принципу добросовестности. Так, в случае с существенным изменением обстоятельств взвешиваются принцип pacta sunt servanda и принцип добросовестности. Последний заключается здесь в том, чтобы оценить и при необходимости защитить права должника, если сохранение условий договора в неизменном виде для него неприемлемо с точки зрения правовой справедливости. Или, например, при определении в договоре дополнительных обязанностей на основании принципа добросовестности должен также учитываться и принцип свободы договора. Таким образом, обращение к правовым принципам при разрешении конкретной ситуации помогает принять более правильное и обоснованное решение с точки зрения права как общей системы регулирования общественных отношений.

8. Добросовестность в качестве правового принципа определяет направления, куда должно двигаться правовое регулирование, какие цели должны достигаться, где находятся границы формального применения позитивных правил. Например, в ситуациях, когда кредитору хоть и нельзя вменить в вину нарушение явно закрепленных или подразумеваемых в силу принципа добросовестности обязанностей, но фактическое положение ответчика таково, что право не может не вмешаться и не защитить его права и интересы. В подобных случаях добросовестность как правовой принцип тесно связана с категорией неприемлемости. Право не может санкционировать и мириться с последствиями применения позитивных норм, которые представляют собой перекосы нормативного регулирования в отдельных случаях.

9. Иные правовые принципы в таких относительно узких областях призваны в первую очередь определить, показать, с учетом каких целей должно формироваться позитивное регулирование. Подобные принципы сами по себе являются достаточно конкретным указанием на то, какое правило должна содержать та или иная норма. В общем плане из такого принципа может следовать только определенное правило. Во вторую очередь они призваны контролировать, правильно ли применяются таким образом сформированные правила, не отступает ли правоприменитель от тех целей, которые изначально преследовались в соответствующей области правового регулирования. Эти «обычные» правовые принципы можно назвать для наглядности продольными принципами, которые отвечают за определенное направление регулируемых отношений.

10. Иначе выглядит ситуация с принципом добросовестности, непосредственной целью которого не является урегулирование определенных отношений определенным образом. Основной его задачей служит недопущение и устранение перекосов нормативной системы регулирования, когда буква закона явно расходится с его духом. При этом, как известно, в силу принципа добросовестности подлежащие применению нормы-правила могут быть конкретизированы, дополнены, ограничены или изменены. В этом смысле сфера действия принципа добросовестности касается всех областей правового регулирования. Он как бы пронизывает их насквозь поперек, а потому его можно назвать поперечным принципом.

11. Нужно развивать теоретически обоснованную систему, которая бы позволяла на практике аргументировать обращение к принципу добросовестности при выборе того или иного правила в рамках необходимой корректировки применимого позитивного правового регулирования. Поэтому очень велика роль качественно развитой доктрины, которая должна контролировать судебную практику. Особенно важен этот вывод для российского права, где имеется значительный доктринальный дефицит, что приводит и не может не приводить к проблемам в правоприменении.

12. Принципы оправдывают содержание конкретного правового решения или правила, обеспечивая «правильность» права. Правовое регулирование, не согласующееся с правовым принципом, определяется как неправильное.

13. Логически и содержательно обоснованным будет вывод, что «буква закона является буквой закона только тогда, когда соответствует духу закона, а все то, что запрещено духом закона, также запрещено и буквой этого же закона».

14. Принципы права оказывают определяющее воздействие на правотворчество и правоприменение, поскольку они выступают непосредственным ориентиром для законодателя и правоприменителя. Но в то же время они и сами влияют на общественные отношения, подлежащие правовому регулированию. Исходя из этого, можно определить три направления, по которым правовой принцип влияет на регулирование общественных отношений. Во-первых, принцип права дает законодателю ориентир — какого рода содержание должны иметь принимаемые им нормы права. В этом заключается общее регулирующее воздействие принципов права на общественные отношения. Оно носит опосредованный характер, так как принципы права «растворяются» в регулятивных и охранительных нормах и регулируют общественные отношения через них. Во-вторых, правоприменитель, зная и понимая принципы права, должен правильно применять соответствующие правила, выражающие суть правового принципа. В-третьих, сами по себе принципы права, являющиеся отражением неоспариваемых общественных ценностей, служат ориентиром для участников правоотношений. Если кто-то что-то делает и то, что он делает, абсолютно законно, ничего не нарушает, то это не означает, что человек делал это в силу знания тонкостей и неписаного содержания права. Он просто руководствовался иными побудительными моментами. Здесь речь идет о воспитательном элементе правового принципа.

15. Представляется, что все эти три аспекта присущи также и принципу добросовестности. Например, все более прочно входящий в право многих стран подход о необходимости учитывать права и интересы другого лица, а не руководствоваться лишь собственными эгоистическими устремлениями, подвигает законодателя на принятие позитивных норм, отражающих и закрепляющих этот подход в правовых нормах в качестве правил поведения. Правоприменитель должен четко понимать, какие правовые идеи содержит соответствующая правовая норма, для чего она предназначена. В свою очередь, и участники правоотношений сами также начинают ориентироваться на необходимость думать не только о себе, но и об интересах другого лица.

16. Именно принцип добросовестности призван корректировать издержки нормативной системы правового регулирования, когда общая позитивная норма в отдельной конкретной ситуации не соответствует тому результату, который предполагался правом. Принцип добросовестности призван обеспечивать «правильность» права или, другими словами, приводить букву закона в соответствие с его духом. В этом заключается его особая роль во всей правовой системе. Не всегда позитивная правовая норма в конкретном случае может дать правильный или справедливый с точки зрения права, целей правового регулирования результат. В таких случаях как раз можно говорить о «неправильности» права и необходимости его исправления на основании принципа добросовестности. То есть принцип добросовестности как основное начало в праве призван обеспечить правильное право, сделать так, чтобы буква закона, позитивная норма в конкретной ситуации соответствовала духу закона.

Аскар Калдыбаев
13/04/2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню
Translate »